0159 19.092018

Четверг, 30 Август 2018 08:53

В газете "Красный Север" опубликовано интервью митрополита Вологодского и Кирилловского Игнатия

В газете "Красный Север" опубликовано интервью митрополита Вологодского и Кирилловского Игнатия

Митрополит Игнатий: церковь и музей могут гармонично дополнять друг друга.

Информация о православной жизни Вологодчины этим летом многократно попадала в ленты ведущих информационных агентств России.

Связано это с двумя обстоятельствами - официальными визитами в нашу область Патриарха Кирилла и заявлениями руководства Кирилло-Белозерского музея-заповедника о недопустимости передачи епархии ряда бывших монастырских зданий.

Об этом и многом другом мы говорим сегодня с митрополитом Вологодским и Кирилловским Игнатием. 

- Владыка, в июле и августе наш регион принимал главу Русской православной церкви. Какое значение для Вологодской митрополии, для Вологодской области в целом имеют визиты Святейшего?
- Визит первого духовного лица страны - это большое событие для всех верующих. Я думаю, это важно не только для нас, людей церковных, но для всей общественности региона. 
Святейший хотел лично увидеть, как развивается церковная жизнь на Вологодчине, как выстраиваются взаимоотношения церкви и местной власти, как действуют возрожденные монастыри. Особенно его интересовало, как епархия сотрудничает с музейным сообществом, как живет братия в Кирилло-Белозерском и Ферапонтовом монастырях. Эти два уникальных для нашей страны духовных и музейных объекта для него лично имеют особое значение.
- Музейное сообщество России обсуждает интервью директора Кирилло-Белозерского музея-заповедника Михаила Шаромазова Агентству ТАСС, в котором он рассказывает о планах Вологодской митрополии на несколько бывших церковных объектов Кириллова и Ферапонтова. Действительно ли это так? Если да, то о каких объектах идет речь? Как вы планируете использовать эти помещения?
- Братия Кирилло-Белозерского монастыря за последние годы увеличилась почти до 20 человек. Нам, конечно же, необходимы помещения для их проживания, чтобы монастырь мог развиваться. Поэтому мы попросили передать нам еще один корпус Кирилло-Белозерского монастыря - Братские кельи. Это здание, в котором до революции жили монахи. Что касается Ферапонтова монастыря, то мы хотим, чтобы он действовал не просто как приходской храм, а как полноценная обитель. В соответствии с законодательством объекты, которые входят в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, не могут быть переданы в собственность, только  в пользование. Поэтому мы попросили передать в пользование Вологодской епархии казенные палаты, которые можно переоборудовать под жилье, получив соответствующее согласование, церкви Богоявления Господня и преподобного Ферапонта над Святыми воротами и храм преподобного Мартиниана, в котором мы служим по праздничным дням. 
- Какой ответ вы получили из музея-заповедника? 
- Директор федерального музея Михаил Шаромазов ответил отказом на все наши просьбы. Но я думаю, что этот вопрос будет решаться на более высоком уровне, включая Министерство культуры. И подобный опыт у нас уже есть. В свое время под различными предлогами мы получали отказы на просьбы разрешить проведение служб в церкви Мартиниана в Ферапонтове и в Успенском соборе Кирилло-Белозерского монастыря. Потребовалось личное вмешательство Патриарха. Только после того, как он обратился с письмом на имя министра культуры России Владимира Мединского, переговоры с администрацией Кирилло-Белозерского музея-заповедника дали положительный результат.
- А Патриарх знает о реакции музея на ваше новое письмо о передаче зданий и храмов?
- Получив ответ, я доложил о его содержании представителям Министерства культуры и своим непосредственным вышестоящим иерархам. 
Это ненормально, когда на наше обращение разрешить провести постриг в монастыре или богослужение в Кириллове в ранее не оговоренные дни нам говорят: «Пишите письмо на имя директора, который будет согласовывать этот вопрос в Министерстве культуры». Но так не может продолжаться дальше. Патриарх не может постоянно решать вопросы, которые не получается решать на местах. Что-то должно поменяться в отношениях епархии и музея-заповедника. Мы должны находить общий язык, однако сегодня нам договариваться, к сожалению, очень непросто. 

Мы не против, чтобы продолжали работать Кирилло-Белозерский музей-заповедник и музей в Ферапонтове, но мы за то, чтобы монастыри были действующими, чтобы экскурсоводы музея-заповедника не только показывали свои коллекции, но и рассказывали о монастырской жизни, о богослужениях. 

Игнатий, митрополит Вологодский и Кирилловский

- Возможно, музей Кириллова опасается, что ограничения, связанные с монастырской жизнью, могут негативно сказаться на туристическом потоке?
- Мне кажется, это пережиток прошлого. Все можно организовать гармонично: церковь будет служить, а музей - показывать, проводить экскурсии. В нашей стране огромное количество примеров, когда музеи и церковь мирно сосуществуют друг с другом. В Успенском соборе Московского Кремля также совершаются богослужения, но это музей. Возьмем Новодевичий монастырь, Троице-Сергиеву лавру - там туристов гораздо больше, чем в Кириллове. В Соловецком монастыре тоже продолжается музейная жизнь.
Мы ведь не против, чтобы продолжали работать Кирилло-Белозерский музей-заповедник и музей в Ферапонтове, но мы за то, чтобы монастыри были действующими, за то, чтобы туристы и паломники приходили в действующие монастыри, чтобы экскурсоводы музея-заповедника не только показывали свои коллекции, но и рассказывали о монастырской жизни, о богослужениях, которые там проходят. Это пойдет на пользу не только митрополии и учреждению культуры, но и людям. Мы могли бы вместе существовать на одной территории, дополнять друг друга, приносить общую пользу нашему Отечеству.
Я чувствую свою какую-то внутреннюю правоту, что все решится по-хорошему. Еще Святейший Патриарх во время визита в Ферапонтово сказал: «Вот начнется здесь настоящая церковная жизнь - увидите, как по-другому заговорят фрески Дионисия». И он прав.
Еще раз повторюсь, мы не собираемся диктовать свои условия музею-заповеднику Кириллова. Мы только просим для нужд монастыря несколько помещений. Почему-то на территории Кирилло-Белозерского монастыря находятся места для открытия ресторана, гостиницы, но только не для Братского корпуса. В Ферапонтове историческое здание Братского корпуса было снесено, а казенная палата, которую мы просим, используется музеем лишь частично.

Полностью интервью митрополита Игнатия можно прочитать на сайте газеты "Красный Север".

Прочитано 513 раз
  1. НОВОСТИ МИТРОПОЛИИ
  2. НОВОСТИ ЦЕРКВИ
  1. ЕПИСКОП ФЛАВИАН
  2. ЕПИСКОП ТАРАСИЙ
  1. АКТУАЛЬНАЯ АНАЛИТИКА