headerstripes2

Пятница, 03 Март 2017 20:30

Дмитрий Ермаков. Другое зрение

Дмитрий Ермаков. Другое зрение

Ещё и сегодня можно найти в Вологде такие дома и дворы, а раньше, почитай, весь город такой был: двухэтажный деревянный дом на несколько квартир, печки в комнатах, печки с плитами в кухнях. Вода на водоразборной колонке или в колодце неподалеку от дома. Двор забором обнесён с калиткой или даже воротами, от ворот к общей двери в дом – мостки деревянные, да и вдоль всей улицы такие же; идёшь – под ногами поскрипывают, мягко качаются – приятно, и обувь в осенней грязи либо весенней луже не промочишь. В каждом дворе – сараи, там дрова для печей, инструменты разные, а у рукодельных мужиков – целые мастерские… Возле каждой сарайки – еще поленницы дров на ветерке сохнут и такой запах от них, что, кто знал его, всю жизнь помнит. Все в таком доме и дворе друг друга знают, все, как одна семья. И соседний двор такой. И жители соседних дворов знают друг друга…

А детям в таких дворах раздолье – летом везде травка мягкая, зелёная, тут да там яблони растут, на них яблочки поспевают, хоть, порой, и кислющие, а все равно вкусные… В прятки, в двенадцать палочек, в птичку на дереве, в казаки-разбойники – бегай-играй сколько хочешь. Зимой – в том дворе, где детей побольше, горку делают – либо всю из снега и водой поливают, либо деревянную, из досок – такая и выше и крепче, водой доски польют, далеко с горы катишься-летишь, а тебя уже сзади подгоняют, валенками подтыкают. Снежки, снежные крепости… Хоккей! Валенки по льду не хуже коньков скользят, а клюшку и самому можно сделать или старшего брата попросить… А то соберутся всей оравой ребячьей – и на реку Вологду, со снежного берега на санках, по ледяному спуску на фанерках – все одной кучей, мальчишки-девчонки, катятся. Смеху-то, криков… Дружно жили.

В таком доме, в таком дворе жила девочка Оля. Сначала в детский сад ходила, потом в школу пошла. Всё хорошо у Оли, всё ладно – папа с мамой добрые, подружка Вера в соседней квартире хорошая.

А в доме напротив жила бабушка Петровна. Так её жители всех окрестных дворов звали.

Бежит, бывает, Оля под окном её квартиры, а бабушка (она на втором этаже жила) и спрашивает:

- Это кто там бежит? Что-то мне и не видно…

- Это я, бабушка Петровна, Оля!

- Держи-ка, Оля… - И тут же в руки летит конфетка-карамелька.

Да и не только Оле такие конфетки доставались, а всей ребятне окрестной… Простые конфетки, а, кажется, самые вкусные.

Пока тёплые дни стоят – всё у бабушки Петровны окно открыто. Бегут Оля с Верой в школу или в библиотеку, что на соседней улице…

- Сколько вас там?

- Двое… - Две конфетки летят.

Бегут мальчишки в соседний двор в футбол погонять:

- Сколько вас там?

- Пятеро! – пять конфеток летит.

Наступит осень. Закрыто окно у бабушки Петровны. Забывают и дети про неё за своими школьными и другими заботами.

… Лето уж было, а у неё всё окно закрыто, иногда форточка приоткроется, но бабушки не видать. Как-то мать и говорит Оле:

- Сходи-ка ты к бабушке Петровне. Заболела она. Спроси – не надо ли чего ей в магазине купить.

Пошла Оля в соседний дом, поднялась по скрипучим ступеньками на второй этаж, постучалась в дверь. Долго никто ей не открывал. Но вот послышались шаги. Еле-еле старые ноги по полу шаркают. Приоткрылась дверь:

- Кто тут?

- Это я, бабушка Петровна, Оля…

- Заходи, милая. Да что тебе надо-то?..

… Сходила Оля и в магазин за хлебом для бабушки, и в аптеку за лекарствами…

И узнала Оля, что бабушка, как и многие женщины в соседних домах, кружева плетёт. Кружева у неё забирают, за то ей денежки платят.
Ещё узнала Оля, что бабушка совсем ничего не видит, слепая. Да и давно уже.

- Как же вы, бабушка Петровна, плетёте, если ничего не видите? - Оля спрашивает.

- Да у меня, милая, руки сами всё видят. Мне ведь скоро девяносто годов, а плести я в пять лет начала. Да я уж сложное-то и не плету, а мерное-то кружево плести – и глядеть не надо. Хочешь – тебя научу?

Стала Оля к бабушке Петровне ходить и подружку Веру с собой приводить. Сядут девочки рядом с бабушкой – одну подушку им она на двоих даст – плетешки простенькие делают. Тронет она их рукоделие пальцами – похвалит, а и на ошибки укажет, всё подскажет…

И сама – плетёт да плетёт своё мерное кружево… Но была у неё особая подушка, на которой что-то заплетено было, но даже девочкам ту работу не показывала, как придут они – сразу в другую комнатку унесёт, а сама за мерное кружево опять сядет.

- А что вы там плетёте, бабушка Петровна?

- Да и сама не знаю, - смеётся в ответ бабушка, - не вижу ничего. Вот уж меня не станет – так посмотрите, посмеётесь над старухой…

… Не стало бабушки. И увидели люди её рукоделие. Сняли с подушки то кружево, что плела она и никому не показывала – развернули его, и чудо открылось. Белоснежная скатерть с волшебной птицей посередине – а на хвосте птицы, на перьях её – церковки с куполами, дома с дымками над крышами, кружевница над рукоделием, девчонки с санками. Даже мальчишки с клюшками есть!.. Вся Вологда!

- Как же смогла она такое чудо сплести? - дивятся люди. - Ведь она же сорок лет как ничего не видела.

И сказала тогда Оля:

- У бабушки Петровны было другое зрение.

- Это какое же? Пальцами всё чувствовала?

- Нет. Душой.

И все с ней согласились.

Ещё годы прошли. Выросла Оля, выросла её подружка Вера. И пошли девушки на кружевниц учиться. Выучились, тоже мастерицами стали.

Прочитано 564 раз
  1. НОВОСТИ МИТРОПОЛИИ
  2. НОВОСТИ ЦЕРКВИ
  1. ЕПИСКОП ФЛАВИАН
  2. ЕПИСКОП ТАРАСИЙ

Вологодская епархия

Социальные работники вологодских храмов посетили пациентов областной детской больницы

Социальные работники вологодских храмов посетили пациентов областной детской больницы

В преддверии Дня матери социальные работники храмов города Вологды и их добровольные помощники вместе с руководителем социального отдела протоиереем Алексием Рожновым посетили в очередной раз Вологодскую областную детскую больницу.