header3007

Суббота, 21 Ноябрь 2020 18:44

Сердце, полное любви. Преподобноисповедник Гавриил (Ургебадзе). К 25-летию преставления.

Сердце, полное любви. Преподобноисповедник Гавриил (Ургебадзе). К 25-летию преставления.

Старца называли «большой любовью ХХ века». Он часто носил на груди табличку «Человек без любви – как кувшин без дна». «Отец смирения, добра и любви», - так называли его.

Мцхета – древняя столица Грузии. Этот маленький городок привлекает туристов и паломников. И недаром. Здесь находятся известные монастыри: Джвари, Зедазени, Светицховели, Самтавро.

Именно в женский монастырь Самтавро непрерывной струйкой течет поток страждущих людей. Они едут на могилу старца Гавриила (Ургебадзе), прославленного в лике святых Грузинской Церковью 20 декабря 2012 года. Это произошло в невероятно короткий срок после его кончины – через 17 лет.

Преподобноисповедник Гавриил (Ургебадзе) родился 26 августа 1929 года. Его мирское имя было Годердзи. Глава семьи вскоре был убит при загадочных обстоятельствах, и маме пришлось одной растить двух сыновей и двух дочерей. С тех пор члены семьи и близкие родственники в знак уважения к отцу называли мальчика Васико. Шесть лет отрок проучился в средней школе №24.

Маленький Васико уже в детстве был отмечен Божественной благодатью. В возрасте четырех – пяти лет, без чьих-либо наставлений, строил дома из красивых камушков, клал туда спички, зажигал и, радуясь, говорил:

- Эти дома – церкви, а спички – свечи.

Никогда он в развлечениях и играх со сверстниками не участвовал, любил сидеть в одиночестве и думать про себя.

Он был очень сердобольным. Ни за что не разрешал ставить мышеловку. Он достал у соседа что-то вроде клетки, которой можно было ловить мышей живыми, и поставил ее. Потом он уносил пойманную мышь со двора, далеко от домов, и отпускал ее. На вопрос матери, почему он так мучается, ответил: «Мне их жалко».

Уверовал Годердзи еще в детстве. Страстным желанием отца Гавриила, по его собственным словам, было «найти Христа».

Однажды соседки ругались, и одна из них сказала: «Ты меня распяла, как Христа». Мальчику стало интересно, что это значит – «распять» и кто такой Христос. Взрослые отправили ребенка в церковь, где сторож посоветовал ему прочитать Евангелие.

Сторож подвел ребенка к распятию Спасителя и ответил:

- Вот это Христос, Которого распяли. Если хочешь понять, почему Его распяли на Кресте, об этом написано в книге истории Христа.

После этого Васико начал собирать деньги. Когда отчим посылал его за покупками, то дарил ему мелочь. Скоро он собрал семьдесят рублей и решил купить книгу «Историю Христа».

- Собрав семьдесят рублей, я счел, что этого достаточно. Так что я пошел на рынок возле дома. Рынок был смешанным, там продавались книги. Я обошел весь рынок, подошел ко всем, кто торговал книгами, и спрашивал «Историю Христа», но ее ни у кого не было. Наконец, когда я, огорченный, возвращался домой, увидел в проходе стоящего отдельно от рядов седовласого и белобородого старца, который как будто для продажи держал книгу.

Я подошел, поздоровался и посмотрел на книгу. Вижу, на ней написано «Новый Завет». А я хочу «Историю Христа». Все-таки спросил:

- Я ищу «Историю Христа», нет ли ее у вас?

Старец сладким голосом ответил:

- То, что ты ищешь, написано здесь, это – книга истории Христа.

Я спросил цену.

- Семьдесят рублей, - ответил старец.

Я обрадовался, что денег точно хватало, заплатил и ушел довольный. Пройдя немного, засомневался – на книге написано «Новый Завет», а я хочу «Историю Христа», дай-ка вернусь и хорошо расспрошу, может, он меня не так понял. Я вернулся, но старца уже не было. Поэтому я спросил у стоявших поблизости:

- Здесь стоял старик и продавал книгу, не видели, куда он ушел?

Все ответили:

- Здесь никто не стоял, и никакого старца мы не видели.

Такое чудесное приобретение Евангелия явилось началом нового этапа в жизни отца Гавриила.

Он купил Евангелие и через несколько лет знал текст практически наизусть. Так, еще в 12-летнем возрасте он познакомился с Евангелием и с тех пор не мыслил свою жизнь без Церкви.

Жизнь маленького подвижника не осталась незамеченной и врагу рода человеческого, который навел на него искушение:

- Ночью, когда я спал, внезапно проснулся и вижу, передо мною стоит во весь рост страшноликий демон. Он гневно смотрел на меня. Божьей милостью я не испугался, только напрягся, однако ничего не предпринял для его изгнания, просто удивленно смотрел на него. Он заорал на меня: «Это ты тягаешься со мной?!» И ударил сжатой в кулак рукой по голове.

Утром мать нашла сына в обмороке.

К тому времени относится воспоминание отца Гавриила, о котором он рассказал в последние дни жизни:

- Я сидел. Задумавшись, на втором этаже, на балконе дома, когда где-то внутри услышал, как кто-то подсказывает:

- Посмотри на небо.

Я подошел к краю балкона, взглянул наверх и вижу – на небе сияющим светом изображен большой крест. Я тогда не знал, но теперь знаю, что это был мой крест, который я должен был взвалить на себя и нести с любовью к Богу и ближнему.

Мать, видя подвижническую жизнь сына, говорила:

- Что ты видел в этой жизни, Гавриил, кроме страданий и мучений? Даже детства у тебя не было, вообще ничего не было. Разве нельзя было послушать и поберечь себя, ведь и ты – человек!

Однажды мать сгоряча бросила Евангелие со словами:

- Оно погубило тебе жизнь!

Васико поднял Евангелие, заботливо очистил его, прижал к сердцу и заплакал.

Наступила ночь. Семья заснула. В полночь Васико взял свое неразлучное Евангелие и ушел из дому.

Он понемногу пожил в разных монастырях, а потом приехал в Тбилиси.

- После ухода из Бетани я проводил ночи в Тбилиси. В том году была суровая зима. Я нашел и устроил ночлег, как мог, заснул. Утром, на рассвете, прошла добрая женщина – Марго. Она заметила меня и, увидев спящего на улице в такую морозную ночь, пожалела и не бросила, разбудила, расспросила меня о себе и когда поняла, что я ни в коем случае не вернусь домой, взяла к себе.

Марго оказалась известной в Тбилиси гадалкой.

Это не понравилось Васико, но после непродолжительного раздумья («Мне стало не по себе, но я не мог не оценить её доброты») он рассудил - тут надо было проявить терпение.

- Шло время, и меня беспокоило то, что такой добрый человек находится в заблуждении. Однажды у Марго была высокая температура, она лежала в постели и нервничала, мол, завтра придут люди, что с ними делать. Когда я узнал об этом, сказал: «Не бойся, завтра я приму людей». На другой день я разложил на столе у Марго иконы и попросил содействия у Господа... От Бога мой разум сделался таким, что мне открывалась жизнь людей, и я обращался к ним прямо по именам... Я внушал им идти к священнику на исповедь.

Увидев такое, люди были удивлены и говорили: «Никогда ничего подобного мы не слышали и не видели»... После этого случая и разговоров юного беспризорника о Христе добрая гадалка оставила свой промысел, нашла духовника и стала ходить в церковь.

Марго оказалась поистине сосудом Божиим, и после того, как Васико побеседовал с ней, оставила гадание.

В конце концов, через некоторое время мать Барбара нашла сына и вернула его домой. Его душа стремилась к монашеской жизни. Прошли годы, и Васико достиг призывного возраста. В армию юноша ушел уже верующим человеком. Военную службу он проходил в Батуми. Даже во время армейской службы он отказывался от мяса (по средам и пятницам говорил, что у него болит живот, и не ел). Вернувшись из армии в 1950-х годах, Васико еще серьезнее стал относиться к духовной жизни. Интерес к духовной жизни преобладал над всеми остальными, он открыто проповедовал свою веру в Творца, а его считали душевнобольным.

Он решительно уклонился от вступления в брак. Желание монашества возникло в нем еще в юные годы. Позже старец говорил: «Большего героизма, чем монашество, нет». И всей своей жизнью он доказывал это. В то время, когда его сверстники обзаводились детьми, он подал прошение в епархию с просьбой принять его на службу в кафедральный собор. Он был признан психически больным из-за видения, которое было ему ещё подростком. Васико назначили пенсию по инвалидности и запретили занимать ряд должностей. Во дворе дома своей семьи он начал строительство часовни с несколькими куполами. Ходил на службы в Сионский кафедральный собор. По благословению Католикоса-Патриарха Мелхиседека III его приняли в собор на работу сначала сторожем, после псаломщиком.

В январе 1955 года Васико был рукоположен в сан дьякона.

А в 26-летнем возрасте в монастыре Моцамета в Кутаиси, месяц спустя, его постригают в монахи, нарекая Гавриилом. Монашеский постриг он принял, получив имя преподобного Гавриила Афонского – старца, который прошел по воде и принес на афонский берег приплывшую по морю Иверскую икону Божией Матери. Отец Гавриил особо почитал чудотворный список Иверской, хранящийся в монастыре Самтавро. Еще через несколько дней молодой монах был назначен вторым священником кафедрального собора. На него началась клевета. Святейший Патриарх сказал ему:

- Сын мой, клевета – наш удел. Не огорчайся и знай, что в твоей жизни будет еще много таких случаев.

Подвизался отец Гавриил в монастыре в Бетании под руководством двух великих подвижников – отца Георгия и отца Иоанна. Отец Гавриил принял последнюю исповедь у отца Георгия. Отец Гавриил всю жизнь неустанно свидетельствовал о святости бетанийских отцов – Иоанна и Георгия. «С каждым живым существом отец Георгий говорил как с человеком, и они понимали его. Однажды в кладовке завелись мыши, и я пожаловался отцу Георгию. Он пошел в кладовку и запретил мышам входить туда. После этого ни одного мышиного помета я там не видел».

В последние годы жизни отец Гавриил очень хотел, чтобы в скором времени бетанийские отцы были прославлены в лике преподобных и были обретены их святые мощи. (20 февраля 2014 года были обретены их святые мощи, через 2 дня, 22 февраля 2014 года, были обретены мощи самого отца Гавриила). Он несколько раз говорил об этом Святейшему и Блаженнейшему Католикосу-Патриарху Илии II. Для подтверждения святости схиархимандрита Георгия-Иоанна и архимандрита Иоанна отец Гавриил вспоминал одно необычное событие. После смерти отца Иоанна, в ночь на Пасху, отец Георгий пошел один на могилу своего любимого брата и сподвижника отца Иоанна и пропел пасхальные тропарь и кондак, а затем благовестил о Светлом Христовом Воскресении словами: «Христос Воскресе, отец Иоанн!» В ответ от отца Иоанна он услышал «Воистину Воскресе!»

В 2003 году по представлению и инициативе Святейшего и Блаженнейшего Католикоса-Патриарха Илии II Святой Синод причислил к лику святых исповедников преподобного отца Иоанна (Майсурадзе) и преподобного отца Георгия (Мхеидзе).

Вскоре отец Гавриил пишет прошение о своей отставке, правящий архиерей оставляет на ней такую приписку:

«Отец Гавриил в служении проявлял усердие, послушание и смирение, старательность и бескорыстие, но проявившиеся признаки шизофрении являются препятствием для служения Литургии…»

В январе 1956 года иеромонах Гавриил оставил монашество и ушел в мир. Но Патриарх всея Грузии Мелхиседек заступился за служителя Божьего, чья вера вызывала уважение. Он выразил надежду, что запрет на служение будет снят, что и было вскоре сделано.

В пятидесятые годы советское правительство разрушало церкви по всему Союзу, а в Тбилиси, во дворе дома №11 по улице Тетрицкаройской, шло строительство: отец Гавриил собственными руками возводил храм.

Во дворе своего дома на улице Тетрицкаройской отец Гавриил построил многоглавую церковь. Он возводил ее своими руками и закончил около 1962 года. Иконы для этой церкви отец Гавриил находил на городских свалках, куда в те безбожные годы свозили и выкидывали вместе с мусором многочисленные святыни. Иногда он целыми днями бродил по свалкам. У него была небольшая мастерская, где он очищал иконы, делал им оклады из разных материалов. Стены его церкви сплошь были увешаны образами. Даже фотографии и изображения икон из светских журналов он помещал в рамочки.

Эта церковь-келья состояла из пяти комнат. Третья комната - маленькое помещение, размеры которого 1,5м на 2м. Это была келья отца Гавриила. Во второй комнате, в приемной, в сторону одного из углов, была вырыта соответствующая его размеру могила глубиной 1 м 40 см, в которую он ложился спать.

В церкви-келье отец Гавриил вывесил на заметном месте фотографию Царской семьи и снизу подписал: «Святая мученическая семья. Да сопричтутся со святыми».

Сестра отца Гавриила, Джульетта Михайловна, рассказала матушке Параскеве о виденном ею чуде, чтобы люди знали, какой удивительный человек отец Гавриил:

- Однажды, когда отец Гавриил строил церковь, я пришла повидать его. Он был один в доме и сам отворил ворота. После короткой беседы он попросил: «Сестра, у меня нет времени оторваться от работы, я голоден, не поленись принести из магазина бутылку мацони». Мне не хотелось брать деньги, но он не отстал, притом дал мне ключи и сказал: «Я продолжу работать, запри ворота снаружи и, когда возвратишься, обязательно позови меня, так ворота не открывай». Я пошла, но была немножко растеряна. Этот район был для меня чужим, я не знала, где купить мацони. Прошла немного и вижу - идёт продавец мацони, я обрадовалась, что так быстро исполню просьбу отца Гавриила, и, как только взяла баночку, быстрым шагом возвратилась назад. От спешки и радости я забыла сказанное отцом Гавриилом: «Позови меня, так ворота не открывай» - и вошла во двор без предупреждения. Я была потрясена увиденным: наполненные цементом ведра сами ходили по воздуху и опорожнялись наверху в приготовленные рамы. Отец Гавриил стоял внизу во дворе, месил цемент и заливал в ведра. Как только я вошла, отец Гавриил заметил меня и понял, что я все видела. Сперва рассердился, что вошла без предупреждения, а потом успокоил меня и попросил никому не рассказывать об этом и сохранить в тайне. Более тридцати лет прошло, и я никому не рассказывала эту историю.

Когда матушка Параскева сообщила об этом отцу Гавриилу, он обиделся и сказал: «Как я просил эту историю никому не рассказывать! Я тут при чем, работал один, и когда стало очень тяжело, Бог сжалился надо мной! Не хочу говорить об этом!»

Но власти решили разрушить церковь. Этого же требовал Патриарх.

- Господи, как мне своими руками разрушить то, что построил во славу Божию?

Через несколько дней рабочие под руководством секретаря райкома в присутствии начальника милиции все же разрушили храм. В этот же день старец нанял машину, привез назад разрушенное и собирался восстанавливать свою церковь. Его сестра пыталась уговорить его выждать время, чтобы утишился гнев властей, но отец Гавриил ответил: «Они сделали то, что было дозволено им Богом! Больше они ничего не смогут разрушить!» На следующий день начальник милиции и секретарь райкома друг за другом явились к отцу Гавриилу с извинениями, а секретарь райкома даже принесла ему денег на восстановление храма. Отец Гавриил денег не взял. Вскоре он восстановил храм, но сделал его меньшего размера и с одним куполом. Эта церковь сохранилась до наших дней. За этот ответ и за неразрушение построенной им церкви-кельи, Католикос-Патриарх Ефрем II наложил на отца Гавриила в качестве епитимьи отлучение от Святого Причастия.

Он был отлучен Патриархом на восемь месяцев от причастия Святых Христовых Таин. Это был один из тяжелейших периодов жизни отца Гавриила, когда его вера подверглась крайнему испытанию – он был отвержен всеми, но должен был сохранить смирение и любовь, особенно в отношении тех людей, которые нанесли ему глубочайшую рану.

Окончание епитимии на причащение Святых Христовых Таин произошло для отца Гавриила чудесным образом. В праздник Светицховлоба (Хитона Господня и Столпа мироточивого) в кафедральном соборе Светицховели, долго молясь по окончании всенощного бдения у святилища Хитона Господня, он присел отдохнуть и уснул. Во сне он увидел следующее:

- Вижу, стою у места погребения Хитона Господня, уже утро, и скоро должен прийти Патриарх. Все – священнослужители, свечники – готовятся встретить его. Слышен звон колоколов, и в храм входит Патриарх. Он сперва приложился к месту погребения Хитона Господня, а затем, как и положено, вошел в алтарь. Настала тишина, находящиеся в храме ожидают начала литургии. Вдруг в это время в храме появились сам Спаситель и Пресвятая Богородица, они подошли ко мне, повели меня через царские врата в алтарь и поставили прямо перед престолом. Потом Спаситель посмотрел на Патриарха, указал на меня рукой и повелел: «Только от него приму жертву».

Утром на литургии Патриарх, вероятно зревший подобное видение, спросил отца Гавриила, готов ли он к причащению, и когда тот утвердительно ответил, благословил его облачиться в священнические одежды и отслужить обедню.

В тот день, когда Патриарх Христовым повелением восстановил отца Гавриила в праве священнослужения, после литургии он позвал его к себе и спросил, согласен ли отец Гавриил быть священником в женском монастыре Самтавро и духовником в одноименной семинарии, которая в то время находилась на территории монастыря. Отец Гавриил выразил согласие. Тогда Патриарх сказал, что ему нужно получить письменное согласие митрополита Илии (ныне Католикос-Патриарх всея Грузии), управлявшего семинарией. Отец Гавриил незамедлительно встретился с ним и подробно изложил свой разговор с Патриархом. Митрополит Илия с радостью поздравил отца Гавриила с возвращением к священнослужению и передал письмо для Патриарха, в котором выразил свое согласие с его назначением.

Грузия. Советский Тбилиси середины 70-х. Вдоль проспекта Руставелли бредет босой человек в рваной черной одежде. Он простирает руки к небу и во весь голос вопиет: «Грузины, опомнитесь, просыпайтесь! Грузия погибает!» Многие прохожие испуганно шарахаются от странного человека, иные останавливаются и прислушиваются, но и те, и другие считают его сумасшедшим.

А юродивый монах Гавриил не смущается, он громко плачет и скорбит о своем народе, призывая его к покаянию. Выбрав подвиг юродства в противоречивый и безбожный ХХ век, он следовал ему до конца, скрывая за безумными поступками свою мудрость, намеренно избегая почтительного отношения.

1 мая 1965 года, суббота Страстной седмицы. Отец Гавриил утром, в привычное время, отслужил Божественную литургию, а затем отправился в храм Кашвети - святого великомученика Георгия.

1 мая люди праздновали один из главнейших коммунистических праздников - День солидарности трудящихся. На фасаде здания Совета министров висел огромный, освещенный лампочками портрет Ленина размером 8х5 м. Сверху была написана известная фраза: «Слава великому Ленину!» Были слышны звуки музыки, аплодисменты и возгласы людей. На правительственной трибуне стояли партийные чиновники.

Это безбожное зрелище до глубины души возмутило отца Гавриила, и он, движимый любовью к Христу, задумал удивительное дело. Он взял у кашветской свечницы в маленькой посуде керосин и спички и направился к Дому Правительства. Удивительно, но человек, облаченный в полное монашеское одеяние, прошел линию охраны, обошел правительственную трибуну сзади и оказался прямо перед огромным портретом Ленина.

Он достал спрятанную в одеянии посуду с керосином, облил портрет Ленина и предал огню образ «великого вождя». За секунды огонь охватил весь портрет, чему, кроме керосина, способствовала и масляная краска, которой был написан портрет вождя. От жары лампочки начали лопаться и издавать звук наподобие взрыва. Это очень напугало стоящих на правительственной трибуне партийных работников и празднующий народ, подумали, что происходит диверсионный акт. Сначала, испуганные, они разбежались в разные стороны и даже срочно вызвали известный 8-й полк, но когда у правительственной трибуны увидели одного лишь облаченного в черное служителя Божия, успокоились. Отец Гавриил стоял перед горящим портретом Ленина и громко призывал:

- Господь говорит: «Не сотвори себе кумира и всякаго подобия, елика на небеси горе и елика на земли низу, и елика в водах под землею: да не поклонишися им, ни послужиши им (Исх. 20: 4-5).

Когда люди поняли, что никакого диверсионного акта тут нет, а во всём виноват этот священнослужитель, очень разгневались. К этому времени от портрета осталась только проволока. Люди, разгневанные сожжением портрета вождя, яростно бросились забивать отца Гавриила. Отец Гавриил ещё раз громко повторил:

- Слава подобает не этому мертвецу, а Иисусу Христу, который попрал смерть и даровал нам вечную жизнь.

После этого голос отца Гавриила умолк.

Однажды отец Гавриил, беседуя с нами на эту тему, сказал:

- Заблудшие считали, что поступают хорошо. Прибытие солдат 8-го полка, напротив, помогло мне, так как они разогнали людей, и когда они увидели меня, всего перепачканного кровью, бросили в машину и отвезли в тюрьму. Когда я задумал сжечь этого зверя, знал, что меня не пощадят и расстреляют, но я счел за честь умереть за Христа, перекрестился и свою жизнь доверил Господу.

Его посадили в тюрьму. Вся тюрьма говорила о Гаврииле. Люди, возвращавшиеся со свидания, говорили окружающим: «В тюрьме сидит какой-то удивительный отец, и вся тюрьма смотрит на него. "Воры" говорят: "У нас в тюрьме такой человек сидит, что и выходить из тюрьмы не хочется"».

Это был особый дар и благодать отца Гавриила; где бы он ни побывал, этот полный великого смирения Божий человек везде сеял удивительную доброту и любовь.

Дело ещё не было завершено; следствие не смогло сломить отца Гавриила и получить от него нужные показания. Так как по известным причинам вопрос о расстреле отошел на второй план, возникла необходимость в «деликатном» улаживании этого дела. Власти попытались добиться этого проверенным путем - отца Гавриила из тюрьмы перевели в психоневрологическую больницу.

В августе 1965 года отца Гавриила поместили в психиатрическую больницу на обследование. Здесь он был признан сумасшедшим. Старцу поставили диагноз: «психопатическая личность, верит в Бога и ангелов».

Ему выдали «белый билет». Но затем с ним происходили еще более страшные вещи. Церковные иерархи, в угоду властям, не разрешали ему заходить в церковь, не пускали на службы, прогоняли. У батюшки не было возможности причаститься, а он желал этого всей душой. Он мог по несколько дней обходиться без еды, подолгу не спать, но жить без Церкви он не мог. И старец часто от бессилия плакал, открывая душу своим сестрам. Создатель сохранил своего избранника для того, чтобы не остались соотечественники без наставлений и поучений. С этого дня он и юродствовал на улицах родного города, и народ знал, где находится старец.

Избежать похвалы и людского почитания всеми силами старался подвижник, поэтому и прятал приобретенные духовные дары под маской юродства.

Он поощрял тех, кто считал его душевнобольным пьяницей, и очень огорчался, когда было невозможно скрыть под этой маской мудрость.

Не мог терпеть похвалы от людей – сразу начинал юродствовать, что очень помогало бесстрашно исповедовать православие.

Знающие старца относились к нему неоднозначно: далекие от церкви – в основном брезгливо, а верующие – с удивлением обнаруживали, что не юродствует он, а дает серьезные советы и наставления в иносказательной форме. Терпеть унижения и оскорбления от людей ему было радостно, отвечал любовью, тем самым подавая пример смирения и послушания. Он часто повторял: «Бог есть любовь». Не было в его жизни даже мгновения, когда бы он ни думал о Боге. Отец Гавриил оставил дом – единственное место пребывания – и начал жить на кладбищах.

- Во время жизни на кладбищах Господь избавил меня от страха и удостоверил в том, что человеку перед Богом нечего бояться, разве только греха.

В 1980-х годах старец поселился в женском монастыре Самтавро.

«Иди в Самтавро и служи людям». Здесь старец и провел остатки своих дней, здесь находится и его могила. Впоследствии к его имени было добавлено название этого места. Прибыв монастырь, он удивил всех, приспособив под келью ветхий курятник, там и спал, и молился с дерзновением ко Господу не только за сестер обители и знакомых грузин, но и за незнакомых – молитва его была за весь мир.

В Самтавро отец Гавриил в последнее время жил в круглой башне. Монахини некоторое время удивлялись чудачествам батюшки, пока не увидели в них особый подвиг. Поначалу им казалось странным, что он какое-то время жил в курятнике, где были большие щели, зимой ходил босиком… Поведение старца не укладывалось ни в какие рамки, не соотносилось ни с каким из человеческих понятий. Но потом стали чувствовать, что от него исходит необыкновенная любовь: он любит всех. Часто старец кричал на сестер, требовал от них послушания, заставлял что-то делать или мог заставить их есть из грязной посуды. Но обижаться на него было невозможно – в его глазах светилась нежная любовь.

Игуменью Теодору, когда она была еще монахиней, он брал с собой в Тбилиси и заставлял попрошайничать. Они вдвоем просили милостыню, а потом старец раздавал все нищим. Если они возвращались на такси, он мог накричать на таксиста и совсем не дать денег, а мог и заплатить во много раз больше.

В Страстную седмицу из его кельи доносился постоянный плач. Некоторые видели, как во время молитвы он поднимался над землей на 40–50 сантиметров и от него исходил свет. Верующие люди почитали отца Гавриила великим подвижником, они приходили к нему как к живому святому. Когда старец принимал многочисленных гостей, то всегда следил, чтобы на столе был «профессор» – так он называл красное вино. Щедро угощая людей, он сам почти ничего не ел. Батюшка говорил, что надо питаться Божественной любовью, а не только продуктами.

– Однажды, – рассказывает старец, – я отправился за покупками, по дороге мне встретились пчеловоды, которые сетовали, что не могут достать ста рублей на лекарство для заболевших пчел. А у меня как раз была эта сумма, предназначенная для закупки продуктов на месяц. Я, не раздумывая, отдал им свои деньги, а сам ни с чем вернулся в монастырь. На следующий день ко мне пришли два известных актера и пожертвовали тысячу.

Отар Николаишвили был духовным чадом батюшки и часто проводил время в его келье. Однажды отец Гавриил неожиданно сказал ему, что надо сейчас же, срочно ехать в монастырь святого Антония Марткопского. Отар смутился: машина не на ходу, с ней проблемы. Батюшка настоял, и они кое-как поехали. Дорога стала подниматься в гору, автомобиль «закашлял и зачихал», но старец вдруг сказал: «Сынок, ты не беспокойся, с нами на заднем сиденье едет сам преподобный Антоний Марткопский, но ты не оборачивайся». И машина вдруг так рванула вперед, что водителю пришлось давить на тормоза. Когда они въехали в монастырские ворота, машина тут же заглохла. В это же время туда вошли несколько вооруженных людей, агрессивно настроенных. Старец тут же вышел вперед и сказал: «Стреляйте в меня». Это смутило и отрезвило бандитов, и они покинули обитель.

Отец Гавриил благодатью Святого Духа мог видеть прошлое и определить безошибочно будущее, но не ради почета и славы, а для вразумления. Рассказывают случай, когда девица легкого поведения, вульгарно одетая и накрашенная, долго насмешничала над подвижником и даже уселась к нему на колени.

Тогда старец произнес: «Приходи завтра, Маквала». Когда девица услышала свое имя, то вскочила и убежала не оглядываясь.

На следующий день она действительно пришла. Внешний вид она имела благочестивый: юбка, платок, ни грамма косметики. Девушка долго плакала перед закрытой дверью кельи подвижника, умоляла о прощении за свое бесстыдство и благодарила. Такая перемена ошеломила очевидцев и многим запомнилась.

Многим запомнился и случай со змеиным укусом. Однажды в монастырском дворе змеей была укушена молодая монахиня, на её ноге остались два глубоких следа от укуса. Перепуганные сестры позвали старца, который помазал рану елеем и окропил святой водой (с горячей внутренней молитвой об исцелении). Прибывшие медики, у которых не было возможности оказать даже первую медицинскую помощь из-за отсутствия лекарств, беспомощно разводили руками, ожидая печального исхода, а затем с удивлением констатировали факт исцеления без врачебного вмешательства.

Если вопрос касался молитвы, то был он очень требователен к себе, и от других не терпел поспешности и нерадивости. Требовал, чтобы молились с благоговейным трепетом.

Очень мудрым был отец Гавриил духовником, он ревностно заботился о духовном очищении и совершенствовании монахинь. Для них он разработал и записал устав, назвав его «Узкий путь монашества» и, поместив его в рамку, вручил игуменье для руководства.

Некоторые высказывания из него:

усмирять чрево;
не пропускать всенощное бдение;
терпеть упреки и обиды;
прощать;
уничижать свою волю;
в ответ на злословия и оскорбления – терпеливо молчать;
молча смиряться, особенно если осуждают.

Одну из поучительных историй, характеризующих глубину самоотверженности отца Гавриила ради спасения ближнего, рассказал игумен Елисей (Белкания). Он стал свидетелем совершенного душевнобольным человеком убийства невиновного мужчины, которому он ничем не смог помочь и по этой причине чуть не ушел из монастыря: «Убийство произошло так внезапно и безо всякой на то причины, что я оцепенел. Я застыл на месте, притом, не скрою, почувствовал что-то вроде страха, потому что тут очень явно вырисовывалось действие дьявола. То, что я ничего не смог предпринять для спасения несчастного, очень терзало меня как человека, и из-за стыда мне захотелось уйти от всех подальше; меня мучила совесть, что я виноват в своем бездействии. Я замкнулся в себе, решил снять монашеское одеяние и уйти из монастыря. Владыка Даниил и мои ближайшие духовные братья очень старались вывести меня из этого ужасного состояния, но ничего не помогало. Весть о моей истории дошла даже до Патриарха. В субботу вечером владыка Даниил служил вечерню в Самтавро. Он знал, что я должен был свидеться с ним во время молитвы, а затем снять монашескую одежду и уйти из монастыря. Придя в Самтавро, я встретил выходящего из храма отца Гавриила, сухо взял благословение и вошел в алтарь к владыке. Владыка вновь участливо и с любовью внушал мне не делать заведомо ложный шаг, но моя замкнутая душа не внимала этому.

Епископ Даниил сказал: «Отец Гавриил уже давно в алтарь не заходил (из-за смирения), неужели не догадываешься, что он сделал это только из-за тебя». Я, уже освобожденный от этого искушения и пришедший в себя, кивнул владыке Даниилу и сказал, что никуда уходить не собираюсь. После окончания молитвы отец Гавриил встретил меня у входа в храм и, как будто никаких бранных слов и не было, по-своему, любезно начал беседовать со мной. Из этой беседы я увидел ту великую опасность, перед которой я стоял из-за своей неопытности. Закончив разговор, он благословил меня, помню, даже обнял и направился к своей келье. Не знаю, как это случилось, но, пройдя несколько шагов, он упал и сломал себе ногу. Я был поражен и не мог найти этому объяснение: как? великий монах и обычная бытовая случайность?! Когда я вошел в келью отца Гавриила, встал на колени у его постели и сочувственно положил голову на грудь страдающему от боли великому старцу, он благословил меня и напряженным от боли голосом сказал: «Я был в храме. Когда поднялся к себе в келью, мне было внушение свыше – не возвращаться в храм, но там один монах находился в очень серьезной опасности, и я спустился. Я знал, что навлеку на себя наказание, и вот случилось».

Когда врачи сняли в келье рентгенограмму поврежденной ноги отца Гавриила, ему был поставлен диагноз: перелом тазобедренного сустава. Врачи настаивали на необходимости срочной операции, но старец решительно отказался покинуть свою келью и монастырь. С этого дня и до смерти отец Гавриил не вставал с постели и смиренно терпел боли. Лишь изредка, по прошествии первых пяти-шести месяцев, он просил приподнять и усадить его перед кельей – старцу было радостно смотреть на монастырь и разглядывать посетителей, ведь он говорил: «Ваша жизнь – это моя жизнь. Если для ближнего не пожертвуешь собой, ничего не получится».

Тяжело заболев водянкой под конец жизни, старец продолжал принимать и утешать посетителей, людей здоровых телесно, но больных духовно. Он наставлял их, укреплял в вере, для этого не боялся рассказывать и о происходящих с ним чудесах. Приводил в пример случаи из своей жизни, когда, отдавая последнее, получал во много раз больше, при этом говорил: «За отданное на доброе дело Бог дает во сто крат больше».

В конце Успенского поста 1995 года отцу Гавриилу преподнесли в дар привезенную с Афонской Горы Иверскую икону Божией Матери. Обрадованный отец Гавриил сказал своей келейнице монахине Параскеве: «Не напрасно прибыла сюда Божия Матерь». Вечером этого же дня в монастырь прибыл Католикос-Патриарх, Святейший и Блаженнейший Илия II и известил сестер монастыря о возведении отца Гавриила в сан архимандрита. Весь монастырь возликовал.

Патриарх помолился в храме, а затем пришел в келью к отцу Гавриилу и без предварительных слов поздравил его с возведением в сан архимандрита. Отец Гавриил поблагодарил Патриарха и сказал: «Я не достоин этой чести», но Святейший коротко ответил: «Это уже не тебе решать. Мы пропели «аксиос», и ты – архимандрит», положил на грудь отцу Гавриилу крест архимандрита, еще раз поздравил, поклонился и ушел. Отец Гавриил приложился к этому кресту, подозвал к себе и сказал: «Этот крест – большая честь для меня. Отнеси в алтарь, пусть лежит на Божественном престоле».

- Я понимаю, что со времен апостолов говорят - близко время. Но поверьте, и быть мне в ответе перед Страшным Судом Христа за эти слова, что и вправду близок конец. Вы доживете до антихриста.

- Похороните меня там, где я вам указал. Без гроба, завернув в рогожу, погребите меня, гроб же оставляю своей матери.

Мать его долгое время была против стремления сына к монашеству, но под конец жизни примирилась с его выбором, а впоследствии и сама приняла постриг. Она тоже похоронена в монастыре Самтавро.

Незадолго до смерти он правой рукой с нежностью погладил висевшую над изголовьем икону Спасителя и, помолчав немного, произнес:
- С двенадцати лет следую за Тобой, Господи, готов уже, возьми меня к Себе.

Сразу после сороковин отца Гавриила в монастырь Самтавро пришла его мать и спустя некоторое время постриглась в монахини с именем Анна. Хоронили матушку Анну действительно в гробу отца Гавриила.

По завещанию старца его тело обернули в циновку и предали земле там, где подвизалась святая Нина. Отец Гавриил умер 2 ноября 1995 года. Он очень страдал от болей, но никак не показывал этого.

После его смерти на могиле стало происходить неисчислимое количество исцелений. Старца глубоко почитает вся Грузия.

Духовные наставления и пророчества

С любовью, словно родной отец, старец наставлял на путь, ведущий к Богу, всех кого встречал на своем жизненном пути. Его наставление продолжается и сейчас через его поучения, вот лишь некоторые из них:

«Кто дал тебе душу, Тому она и принадлежит».

«Кто научится любить, тот и будет счастлив. Только не думайте, что любовь - это врожденный талант. Любви можно научиться, и мы должны это делать».

«Бог вернет тебе во сто крат больше того, что ты затратил, делая добрые дела».

«Не беспокойтесь о плоти, думайте о спасении души. Кто победит свой язык и чрево, тот уже на правильном пути».

«Бесчинство и бесстыдство – начало всякого зла».

«Если станешь свидетелем воровства и не сможешь вмешаться – читай «Отче наш».

В чем помогает молитва преподобноисповеднику Гавриилу.

На могилку к старцу с первых дней спешили страждущие и больные люди, многие получали исцеления. Слава о чудесах быстро разнеслась далеко за пределы Грузии.

Юродивый старец повсюду сеял зерна добра, смыслом его жизни было служение Богу, цель жизни – привести людей к вере. Ему молятся:

о приобретении и умножении любви;
о примирении враждующих;
об обретении веры;
о сохранении семьи;
о даровании здоровых детей.
Есть свидетельства исцеления от тяжелых недугов, таких как:
псориаз;
цирроз;
фиброз;
аллергия;
онкология.

Вот современное свидетельство верующего молодого грузина, чей отец был болен псориазом и находился под наблюдением врачей в больнице:

– Никакой речи о выздоровлении не было, к тому же у отца случился инфаркт, тогда я вспомнил о том, что на могилке старца Гавриила служат молебны и раздают елей из лампадки.

Я поспешил туда, наклонившись к могилке, я вдруг почувствовал особую радость, сердце наполнилось любовью, и я понял – святой откликнулся на мою молитву.

Вернувшись в палату к отцу, я помазал крестообразно ему лоб, прочитал «Отче наш» и еще раз слезно попросил святого об исцелении отца, затем ушел, так как был уже поздний вечер.

Каково же было наше удивление и изумление врачей, когда, зайдя в палату, обнаружили тяжелобольного пациента сидящим на постели без единого пятнышка от псориаза на лице и теле. При этом отец поведал о своем сне, в котором ему явился седобородый священник и сказал:
«Эх, мой брат… Вот ты пока ни разу не причащался и не исповедовался, но у тебя верующий сын и верующая жена, которые призвали меня. Не могу смотреть, как они плачут… Давай-ка я тебя сейчас исцелю, а ты начинай жить церковной жизнью. Часто ходи в церковь, исповедуйся и причащайся. Так мы будем дружить… В противном случае я тебе – не друг. Понял?»

Можете представить себе моё удивление, ведь я ему не успел еще рассказать о своем визите на могилку святого! Моя мама не могла сдержать слез радости. Я тоже плакал… Все плакали.

На могиле старца всегда скопление народа. В выходные дни особенно много людей. Присев на лавочке, я наблюдала за паломниками. Все лица молитвенны и сосредоточенны. Почти все встают на колени и, сняв с себя крестики, колечки, кладут на землю. Прикладывают ладони рук к могиле и так подолгу стоят и молятся. Подносят грудных детей, некоторых возлагают на какое-то время прямо на могилу. Удивляет количество молодых мужчин.

Приходя к старцу на могилу каждый день, я заметила, что там ощущается особая благодать и спокойствие. Ни о чем не думаешь, не вспоминаешь, не волнуешься. В душе – необыкновенный мир. Грузины называют старца «мама Габриэли», к чему сразу привыкла и я. Не могу объяснить, почему я проводила у могилки по несколько часов. Часто доводилось пообщаться с тем жизнерадостным и громкоголосым батюшкой, который служит в Светицховели, – протоиереем Давидом. Он весело приветствовал и туристов, и паломников – и знакомых, и незнакомых. Всем русским говорил: «Добро пожаловать! Мы вас здесь, в Грузии, очень любим и всегда ждем. Приезжайте». Он то крестил, то венчал, то продавал свечи в церковной лавке. Завидев меня, спрашивал: «Ну, какие планы? Что еще повидала, где была?»

Однажды я поинтересовалась у него, знал ли он старца Гавриила. Конечно же, знал, и очень хорошо. Он спросил меня, известно ли мне о чуде, которое произошло спустя несколько лет после смерти батюшки, – о пробирке с кровью. Нет? И он рассказал мне следующую историю.

В последние недели жизни у старца были большие проблемы со здоровьем. У него была водянка и неприятности с желудком. К нему в Самтавро приезжал врач, прекрасный хирург, Зураб Георгиевич Варази. За несколько дней до кончины отца Гавриила доктор решил взять у него кровь для анализов. Отец Гавриил вначале отказывался, но, когда доктор сказал, что его накажет Бог, если он не станет лечить пациента как следует, тот согласился.

В обыкновенную пробирку поместили 10 мл крови. Коллега Зураба Георгиевича сел в машину и отправился в Тбилиси. В пути пробирка выскользнула у него из рук, упала, пробка откупорилась, и кровь вытекла – осталось всего 2 мл. В лаборатории успокоили, что 2 мл вполне достаточно, и сделали анализ.

На другой день отцу Гавриилу стало хуже. Нужно было делать операцию. Но старец категорически отказался. Вечером он скончался.

Спустя несколько лет доктору позвонил коллега и сказал, что он неожиданно нашел забытую во время ремонта лаборатории пробирку с кровью, которую они взяли у отца Гавриила четыре года тому назад. И эта кровь была как свежая! Зураб Георгиевич не поверил. Коллега приехал к нему. Действительно, кровь не свернулась, не высохла, не разложилась. Доктор достал шприцем одну каплю, сделал мазок и отнес в лабораторию. Анализ показал: всё в норме!

Они сами не знали, с чем столкнулись. Доктор поехал к Патриарху и сказал, что они взяли кровь у отца Гавриила четыре года тому назад, а она до сих пор имеет такой состав, словно ее взяли вчера. Не чудо ли это? Святейший посоветовал эту кровь предать земле там, где покоится отец Гавриил. Они закопали эту пробирку в могилу старца в монастыре Самтавро. Там уже начали совершаться чудеса, и люди, приходившие со всех концов Грузии, увозили с собой целебное масло и землю. Они постоянно раскапывали могилу, поэтому ухаживавшая за ней матушка Параскева достала пробирку из земли. И теперь она помазывает ею всех приходящих на могилку людей. Вернее, не помазывает, а осеняет крестным знамением – так точнее.

Предсказания батюшки

Не записывал монах Гавриил своих поучений и пророчеств, поэтому услышанное бережно хранили люди, передавая друг другу. Много говорил батюшка о последних временах и печати антихриста. Известны его пророчества о России. Такие пророчества, как правило, народ дополняет легендами и мифами, но главная мысль заключается в следующем:

«В последние времена людей спасут любовь, смирение и доброта. Доброта откроет врата рая, смирение введет туда, а любовь покажет Бога».

Завещание архимандрита Гавриила

Слава Христу Богу!

От Святейшего и Блаженнейшего Католикоса-Патриарха всея Грузии Илии II испрашиваю прощения и благословения. Всему священническому и иноческому чину оставляю свое благословение и прощение-примирение. Бог есть Любовь, но хоть и много я постарался, однако достичь любви к Богу и ближнему, по заповеди Господней, я не смог. В любви заключается всё обретение человеком Царствия Небесного в этом видимом мире и унаследование Вечности (Вечной Жизни). Похороните меня без гроба, в мантии. Будьте добрыми и смиренными; во смирении нашем помянул нас Господь, ибо смиренным дарует благодать. Перед каждым Богом рожденным человеком будьте со смирением, добротою и любовью. Любовь ко всем уношу я с собой – и к православному люду, и ко всякому Богом рожденному человеку. Цель жизни и всего этого видимого мира есть обретение Царствия Божия, приближение к Богу и унаследование Вечной Жизни. Этого и желаю я всем вам. С благословением моим оставляю вас, да не потеряет никто великую милость Божию и да удостоятся все обретения Царствия. Несть человек, иже жив будет и не согрешит. Один я великий грешник, всячески недостойный, зело немощный. От всей моей любви молю вас всех: проходя мимо моей могилки, испросите прощение мне грешному. Прахом был я, в прах и возвратился.

Молитва старца Гавриила

Господи, молю Тебя, с небес услыши нас, призри на нас, подай милость Свою, с миром отпусти нас, чтобы ходили по Твоему пути, исполняли заповеди Твои и отрекались от зла. Научи нас, Господи, молиться пред Тобою и исполнять Твой святой закон, чтобы сердце наше стало преданным Тебе и всем нам жить по святому закону Твоему.

Лариса ФЕДЧЕНКО
Руководитель Отдела религиозного образования и катехизации
Череповецкой епархии

Прочитано 278 раз
  1. НОВОСТИ МИТРОПОЛИИ
  2. НОВОСТИ ЦЕРКВИ
vera 400х178